Жизнь семейной системы
Индивидуальная психотерапия
Семейная терапия
Профессорский консилиум
Клиника лечения зависимостей
Амбулаторный центр
Лечение Созависимости
+7 (495) 212-08-87
Открыты для вас 24 ЧАСА В СУТКИ
Выздоровление начинается здесь

Жизнь семейной системы

Дата публикации 26.05.2015
Обновлено 28.05.2019

Жизнь семейной системы, как, впрочем, и любой системы, подчиняется двум законам: закону гомеостаза (или закону постоянства) и закону развития. Закон гомеостаза гласит: всякая система стремится к постоянству, к стабильности. Для семьи это означает, что она в каждый момент своего существования стремится сохранить status quo. Нарушение этого статуса всегда болезненно для всех членов семьи, несмотря на то, что события могут быть и радостными и долгожданными, например, рождение ребенка. Закон постоянства обладает огромной силой. Основной парадокс дисфункциональной семейной системы: мы все не хотим жить так, как мы живем, но мы не можем ничего изменить в нашей жизни — порождается именно законом постоянства систем.

Одновременно с законом гомеостаза действует закон развития: всякая семейная система стремится пройти полный жизненный цикл. Было замечено, что семья в своем развитии проходит определенные стадии, связанные с некоторыми неизбежными объективными обстоятельствами. Одним из таких обстоятельств является физическое время. Возраст членов семьи меняется и неизбежно меняет семейную ситуацию. Как показал Эрик Эриксон, каждому возрастному периоду в жизни человека соответствуют определенные психологические потребности, которые он стремится реализовать. Вместе с возрастом меняются запросы к жизни вообще и к близким людям в частности. Это определяет стиль общения и, соответственно, саму семью. Рождение ребенка, смерть старого человека — все это существенно меняет структуру семьи и качество взаимодействия членов семьи друг с другом. Влияние этих законов вместе с конкретными условиями жизни семьи обеспечивает психодинамику семейной жизни и картину симптоматического поведения идентифицированного пациента.

 Например, авторы данной книги описывают случай, когда к ним обратилась семья с аутичным ребенком. Поведение мальчика 11 лет стало аутичным после смерти дедушки, который жил вместе с ними. После визита маминой родственницы мальчик перестал не только общаться с детьми и посторонними взрослыми, но и посещать школу, делать уроки. На приеме он вел себя как маленький старичок. Он двигался как старик, использовал архаизмы в речи и держался как усталый и мудрый человек, все испытавший и переживший в этой жизни.

Рассмотрим этот случай с точки зрения взаимодействия законов гомеостаза и развития. Умирает дедушка, меняется структура семьи — из расширенной она становится нуклеарной. Ребенок приближается к подростковому воз расту, когда основная цель его индивидуального развития — уйти из семьи, обрести друзей, расширить свой жизненный опыт и преодолеть кризис идентичности. Все это работа закона развития. В то же время понятно, что дедушка, пока был жив, выполнял определенные психологические функции в семье. Что стало с этими функциями после его смерти? Закон гомеостаза обеспечил сохранение этих функций, так как они, вероятно, были очень важны для этой семьи. Носителем их стал мальчик: он засел дома, стал выглядеть как старичок, говорить как человек прошлого столетия.

Дисфункция в данном случае заключалась в том, что семейная система не смогла перейти на другую стадию своего жизненного цикла, потеряв один из своих элементов (дедушку); победил закон гомеостаза. Цена победы — психическое здоровье ребенка: система не изменилась, только мальчик заболел. Зачем же нужен был дедушка, какие функции он выполнял в системе? Системная диагностика показала, что дедушка стабилизировал брак своей дочери, контролируя ее агрессию и повышая статус зятя. Фактически дедушка обеспечивал сохранность семьи.

Автор статьи

Зам. главного врача по психологической работе, кандидат психологических наук, клинический психолог

Записаться на прием

Просмотров: 3824
(0)

Читайте также

Все статьи >

Как выйти из запоя?

Вопросом «Как бороться с алкоголизмом мужа (жены), сына, родственника» задаются те, кому не безразлична судьба близких и родных людей. Ведь алкоголизм – болезнь, которая отравляет жизнь не только алкоголику, но и его окружению. Избавиться от алкогольной зависимости без профессиональной поддержки практически нереально. К сожалению, на данный момент пока не изобрели такой таблетки, одноразовый прием которой избавил бы от алкоголизма тех, кто пока не знает, как лечиться от алкоголизма.

Процесс избавления от этой пагубной зависимости – длительный и сложный, состоящий из нескольких этапов.


Как лечить алкоголизм

Главнейшим условием достижения положительного результата является этапность терапевтического процесса. В частности, в научной и практической наркологии выделяют следующие этапы лечения алкоголизма:

  • Купирование наркологических состояний,
  • Дезинтоксикация,
  • Противоалкогольная и поддерживающая терапии,
  • Реабилитация.

Женам, пытающимся вылечить мужей от алкоголизма, желательно ознакомиться с наиболее эффективными на данный момент методами терапии этой зависимости. Например, одно из направлений предусматривает употребление веществ, которые, сочетаясь с алкоголем, вызывают у зависимого человека рвоту. Еще одна методика ставит целью вызвать повышенную чувствительность к спиртным напиткам: в связи с этим пациенту назначают специальные препараты. Правда, все эти методики зачастую малоэффективны, а в некоторых случаях и опасны. Поэтому единственно правильный выход – стационарное лечение под присмотром опытных врачей.


Методы реабилитации

Важно не только то, как выйти из запоя, не менее важно суметь удержать и закрепить достигнутые результаты. Поэтому на первый план выходит реабилитация пациентов с алкогольной зависимостью. Такой подход предусматривает разработку реабилитационной программы и создание для пациента соответствующей реабилитационной среды. Показана лечебная физкультура, ароматерапия и диетотерапия, посещение сауны и использование возможностей традиционной народной медицины. Главнейшими направлениями также являются терапия занятостью, организация досуга, возможность прибегнуть к творческому самовыражению, обучение основам самомассажа, оказание помощи в трудоустройстве, психологическая поддержка семьи и другие. Как вам скажет любой доктор, лечение алкоголизма – процесс длительный, растягивающийся на годы. И реабилитационные меры являются обязательной составной этой процедуры.

Маскотерапия

В современной культуре личность перестала быть объектом внимания, тенденция к обезличиванию, бессубъектности приводит к возрастанию проблем самоидентификации, нарушениям внутреннего диалога, психологическим проблемам и психическим расстройствам.

Методы маскотерапии:

  • словесный портрет
  • фотопортрет
  • графический портрет
  • живописный портрет
  • скульптурный портрет
  • словесный и фотопортрет используются при краткосрочном консультировании, наиболее эффективен— скульптурный портрет.

Маскотерапия является развивающим и корректирующим методом. В клинике Rehab Family данный метод используется для лечения депрессий, неврозов, различных форм химической зависимости и др. Так, улучшение эмоционального фона при депрессии достигается уже после 3-4 сеансов маскотерапии. Эффективность метода позволяет значительно снизить потребность пациента в базовой медикаментозной терапии и повышает ее эффективность. Уже на первой встрече, в течение 1–2 часов  человек пробует воспроизвести себя, используя скульптурный пластилин. Начинает моделировать образ своего лица, являющегося образом его души. Ведь именно на лице отражаются все чувства и эмоции. Важной частью маскотерапии является групповая работа. Другие клиенты в группе также фиксируют  выдающиеся  черты характера в портрете, что способствует объективному восприятию своей личности.  Работа проходит при открытых дверях, чтобы и родственники могли подтвердить принадлежность скульптурного лица пациенту, его несомненное сходство с ним, что ускоряет процессы обретения «своего лица».

Модификацией метода маскотерапии Г. М. Назлояна, предложенной и используемой С. А. Кравченко, является этапность лечения, заключающаяся в инициации личности пациента для перехода на следующий уровень развития, через кризисные состояния, возникающие в ходе создания им своего лица.

  1. этап — животный уровень (яйцо) — пренатальные и постнатальные вредности, родовые травмы. Интуитивно на физиологическом уровне человек отражает проблемы раннего возраста, при тяжелом психическом расстройстве он не может слепить яйцо.
  2. этап — общечеловеческий (напоминает примитивные скульптуры древних людей).
  3. этап — родовой уровень — человекоподобное лицо с признаками пола (часто пациенты испытывают трудности в выражении пола, что может указывать на проблемы в психосексуальной сфере).
  4. этап — семейный, в скульптуре проступают родовые признаки (черты бабушек, дедушек и др.).
  5. этап — индивидуальный (считается завершением лечения — стадия душевного благополучия) — открытие своего лица.

Начинается работа с маленького яйца. Каждый следующий этап начинается с увеличения формы, при этом предыдущий  портрет не уничтожается, а остается внутри (в идеале к окончанию работы размер должен совпадать с истинным).  Переход к следующему этапу происходит только после успешного воплощения образа в предыдущем.

Основой для психотерапевтической работы на сеансах маскотерапии являются образы и ассоциации, возникающие во время создания скульптурного портрета собственного лица. Для психотерапевта не столько важен автопортрет пациента, сколько  ассоциативные связи клиента при его создании, образы и личности, всплывающие синхронно портретированию. Так женщины часто видят образ любимого мужчины, у кого-то обнаруживается сходство с известным актером, деятелем искусства или родственником (часто значимыми только на подсознательном уровне). Человек начинает реально осознавать, что живет по чужому сценарию (например, в основе алкогольной зависимости внука может лежать большая значимость для него личности деда, также страдавшего алкоголизмом) и у него возникает желание «очиститься», жить собственной жизнью. По мере увеличения сходства, скульптура обеспечивает присутствие «двойника», к портрету возникают нежные чувства, возрождается внутренний диалог. Нахождение пациентом особенностей в своем лице приводит к катарсису («душевному очищению»), пониманию и принятию себя и своих проблем.

Работа психотерапевта заключается в  создании среды и направляющей помощи, когда появляется привязанность пациента к своему лицу, он может прервать отношения с психотерапевтом. Созданный портрет остается в клинике, расставаясь с ним, пациент расстается и со своей болезнью.

Созависимость

Созависимость — это нарушение личностных границ в области интимных и духовных взаимоотношений; слияние всех интересов человека с зависимым.  М. Битти называет созависимым человека, который позволяет другому влиять на свое поведение и который навязчиво контролирует поведение другого человека.

Созависимые люди видят смысл своей жизни в отношениях с зависимым человеком (мужем, родителем, ребенком), сосредоточивая все свое внимание на том, что он делает или чего не делает. Эти отношения они используют также, как их партнеры используют алкоголь или наркотики:

  1. Они становятся зависимыми от другого человека, будучи убеждены, что не могут жить или действовать независимо от него, без взаимоотношений с ним. Они позволяют другим людям управлять своими мыслями, переживаниями и действиями.
  2. Они не способны определять свои психологические границы, не знают, где заканчиваются границы их собственной личности и где начинаются  личностные границы других людей. Так, они склонны воспринимать чужие проблемы как свои собственные, предпочитают решать в первую очередь их, игнорируя личные трудности.
  3. Они слишком зависимы от чужого мнения, не доверяют собственному восприятию, не защищают собственные взгляды и убеждения. Стараются стать необходимыми другим, угождая,  особенно заботясь о производимом на других впечатлении.
  4. Она играют роль мучеников, жертв; страдают, терпят, мирятся  с невыносимыми ситуациями, видя в этом свой долг. В своих несчастьях обвиняют других людей.
  5. Они пытаются контролировать все происходящее, тратят на это много сил и  с трудом убеждаются, что это  безуспешно.
  6. Они не в ладах со своими чувствами,  сдерживают их, искажают, проявляют тогда, когда считают это уместным. Спонтанное проявление чувств считают признаком слабости. Страх, печаль, обиду проявляют как злость, часто  реагируют апатией вместо действий,  в поведении категоричны и жестки.
  7. Они легковерны, плохо разбираются в людях, видят то, что хотят увидеть.
  8. Они мыслят негативно, ригидны и ограничены.
  9. Они ориентированы  на бытие, теряют контакт со своей духовной сущностью.

Созависимость обычно возникает  у женщин. Когда у значимого для женщины человека возникают проблемы, она чувствует жалость, озабоченность и вину. У нее возникает непреодолимое стремление решить эти проблемы, она оставляет собственные дела, теряет сон, изо всех сил старается помочь зависимому жить так, как она считает правильным, а когда ее непрошенное вмешательство оказывается неэффективным, испытывает раздражение. Часто она делает за  значимого ей человека то, что тот мог бы сделать сам, повышая тем самым собственную самооценку. Достижениями же значимого другого она гордится как своими собственными. Получая от него что-нибудь, чувствует неуверенность и вину. Говорит гораздо больше о другом, чем о себе самой. Пытается доставить удовольствие другому, вместо того, чтобы сделать что-нибудь для себя. С возмущением ругает тех, кто выступает против значимого другого, будучи уверена в своей правоте. У нее всегда множество дел, никогда нет сил и времени, чтоб завершить их все.

Созависимая мать или жена наркомана или алкоголика  беспокоится из-за того, что тот много пьет или употребляет наркотики, одновременно отрицая наличие зависимости; соглашается с его образом жизни, иногда пытается вместе с ним употреблять ПАВ, берет на себя выполнение его семейных обязательств, оправдывает  его промахи и недостатки. Испытывая денежные затруднения из-за того, что зависимый близкий много тратит, снабжает его деньгами, иногда пополняет запасы вещества, иногда уничтожает их. Она  стыдится и страдает из-за поведения зависимого, отказывается от встреч с друзьями, поездок и своих семейных планов. Чувствуя, что для зависимого вещество  дороже нее, обманывает близких, уверяя, что во всем виноваты друзья или обстоятельства. Боится прямо говорить с близким о чем-то неприятном, опасаясь его реакции, испытывает вину за то, что не может удержать его от употребления.  Разыскивает  спрятанный в доме алкоголь или наркотики,  контролирует употребление спиртного на застольях. Бывает несправедлива к детям, родителям, друзьям, сотрудникам из-за своего эмоционального состояния или если их позиция не совпадает с ее. Пытается напугать близкого зависимого, заставляет его просить прощения, ругается с ним, бьет его, отказывает ему в сексе, угрожает выгнать или бросить его, покончить с собой и т.д. Покупает ему лекарства, укладывает в больницу, вызывает врача на дом, провоцирует арест. При всем этом страшно жалеет себя, избегает получения помощи, отдаляется эмоционально от зависимого,  становится усталой, опустошенной и безразличной.

С пищевым аддиктом созависимая ведет себя следующим образом. Контролирует вес, переживает за фигуру  близкого, следит за чужим эмоциональным состоянием. Если застает обжору за перееданием, гневно осуждает, прячет еду или выбрасывает ее, покупает правильную  пищу и поощряет ее потребление,  дает обещания, связанные с изменением веса. Манипулирует бюджетом, чтобы контролировать  расходы на еду, поощряет гимнастику и чудесные средства исцеления, подбирает соответствующую литературу. Постоянно расстраивается из-за рецидивов, неискренне утешает зависимого, угрожает оставить его . Изменяет свою социальную активность, чтобы у обжоры не было соблазна. Себе уделяет все меньше внимания, считает , что в семье все идеально, кроме пищевого поведения аддикта, принимает снотворные и транквилизаторы.

Есть мнение, что провокаторами срыва зависимых, начавших лечение, чаще всего становятся созависимые. Именно они предпочитают брать на себя  ответственность за выздоровление зависимого,  настроены на получение полной информации о процессе лечения и динамики  больного, проверяют ход лечения, следят за приемом лекарств и выполнением предписанных рекомендаций. Факт лечения они чаще скрывают, хотя о существовании проблемы говорят многим. Они активно начинают оберегать выздоравливающего от нежеланных встреч с бывшими соупотребителями, стараются везде сопровождать его, волнуются, когда он остается один. Все действия неупотребляющего близкого берутся на контроль. Вместе с тем, именно созависимые имеют много нереалистических ожиданий от близкого, часто напоминают ему о прошлом, манипулируют его чувствами, проявляя нечестность в общении. По-прежнему желают изменить только аддикта, но не себя.

Стремление созависимого контролировать поведение аддикта обусловлено потребностью избежать неблагоприятных последствий невнимания к своим собственным проблемам. Многие созависимые нуждаются в людях, отражающих их собственные пороки, для того, чтобы бороться с ними (проекция).Алкоголь или наркотик (или что-то еще) становится катализатором  созависимости, а зависимость «подопечного» — ее оправданием.

Созависимость приводит к серьезным  внутриличностным изменениям патологического характера, сходным с изменением личности химически зависимого. Вместо любви к близким нарастает ненависть, проявляется болезненная ревность и зависть, теряется вера во всех и надежда на лучшее, нарастает социальная изоляция и дезадаптация.


оплата онлайн
навер